Наталья (cpexovan) wrote in belle_best_ru,
Наталья
cpexovan
belle_best_ru

Стиль-039. Нечаянное будущее

Автор: Яна Рунгерд

Хотя Порывай уже не был молодым юношей, весна все еще жарко играла в его крови. Так что летние обычаи всегда были Порываю по душе и по сердцу.
Вот и сегодня он с воинами шел на высокий берег Янтарной, чтобы знатно позабавиться на празднике. Девки в этот день на диво податливы, ласковы, а уж славным воинам никогда ни в чем не было отказа.
Уже совсем стемнело, когда веселый хоровод рассыпался, подчиняясь считалочке, которую кричали еще прадеды тех парней и девок, что сейчас танцевали на луговине.
Девки бежали к лесу, а парни догоняли. Многие заранее сговорились встречать зарю после свята вместе, но были и те, кто догонял девчонок наугад. Будет судьба немилой – так и догнав девку ничего не получишь – нынче им вольная воля, нельзя обижать девок в праздник, когда от того, зачнет ли, родит ли земля зависит сама жизнь.


Порывай еще не успел познакомиться с девками, так что рассчитывал только лишь на удачу. Следя за мельканием стремительных теней в лесу, он выглядывал, за кем бы погнаться и никак не находил. Порывай зашел далеко, уже и голосов не стало слышно. Он уже было решил, что – небывалое дело – останется один в праздник, когда заметил летник, мелькнувший меж стволов.
- А ну стой, моя сегодня будешь!
Девка оглянулась на него и побежала. Поначалу Порывай принял ее молчание за отказ, но девка не спешила скрыться, придерживала шаг. Она была не полнотелая и статная, как он любил, а худощавая и невысокая – но уж какую привела праздничная ночь подругу, такая и будет.
Догнав девку, он отнес ее к старой березе, где трава была помягче. Поначалу она стесняясь закрывалась руками, не позволяла поднять подол, замирала от смелого прикосновения, но не отталкивала. Постепенно девка оттаяла, сама потянулась обнять, горячо задышала под умелыми руками...

Рябуша проснулась, когда еще только засветлело. Сквозь туман  едва проглядывали деревья, и девка не сразу сообразила, где она. Рябуша поглядела на мужчину, спящего рядом. Черные волосы закрывали лицо. Рябуша потянулась было отвести их, поглядеть хоть в лицо того, с кем была, но побоялась разбудить. Пусть лучше помнит ее такой как ночью, желанной. Солнечный свет вовсе не красил Рябушу, открывая родимое пятно на всю щеку. Девке шел двадцать шестой год и она стыдилась ходить на праздники, который год не только не сватанная, но и не полюбившаяся никому, да от обычая никуда не деться. Даст Богиня – больше и не придется ходить, подумала Рябуша, с тихой улыбкой. По одежде в нем легко было узнать одного из тех, что приехали с князем. Это хорошо – князь уедет, и он вместе с ним, больше они не увидятся.
Быстро переплетя косу, она пошла домой. У самого порога Рябуша приостановилась поглядеть на только-только поднявшееся солнце и заметила, как что-то сверкнуло. Она присмотрелась. К завязкам рукава прицепилась бляшка из двух звеньев. Должно быть, с пояса ее спутника ночью оторвалась. Рябуша сжала узорчатое серебро в руке: это был добрый знак, может ее мечта и исполнится.

К осени Рябуша сильно переменилась: располнела, зарумянилась, стала почти что красавицей, даже родимое пятно уже не так портило ее. Мать, давно поглядывающая подозрительно, пристала с расспросами и  девка созналась, что к весне ждет дитя.
Не зная радоваться или печалиться, старуха качала головой. Рябуша была ее единственным ребенком, да и то поздним. Муж не увидел дочки, умер от лихорадки. Едва увидев дочку, Загляда сразу поняла, что не на радость она появилась на свет: злые духи оставили на маленькой щечке багровое пятно, будто лист клена пристал. Должно быть, когда муж отошел, схватилась несчастная за лицо, вот и осталась у дочки на всю жизнь о том память.
К Солнцевороту по всему селу только и разговоров было, что Рябуша, которой видно судьба была остаться в вековухах, ждет ребенка, причем неведомо от кого. А она только светло улыбалась, да сжимала висящую на тесемке серебряную бляшку, накрепко зашитую в полотняный мешочек, что не снимала с самого лета. Мужние бабы носят под одежей пояс мужа, чтобы злой дух не навредил, а у нее вот такой оберег остался.
Рябуша родила в день, когда по всем домам лепили из теста птичек, призывая весну – на Сороки. И родила сразу двойню: девочку и мальчика. Мать ее страшилась: ну-как не смогут поднять двоих, а Рябуша радовалась – вот и у нее семья будет и деток сразу двое, сынок и дочка.
А вскоре и помощник нашелся – Сухан, дядька ее матери, овдовел и позвал племянницу с потомством в свою избу: строил когда-то на большую семью, думал сыновей родит, они невесток приведут. А родилось всего две дочки и обе уже мужние, в другие села уехали.
Когда деткам ее давали имена, дядька Сухан носил мальчика в святилище показывать мужским богам и дал свою рубашку для девочки. А Рябуша разделила звенья серебряной бляшки и повесила детям на шею как оберег – ведь непростая она была – двойная, будто специально для ее детей. И детей назвала Вжелена, да Бажан, желанные дети были.
Жизнь шла дальше, но она больше не была движением в тумане, когда не видно солнца, а вокруг только серое месиво. Теперь впереди видна была дорога.

+ 3 балла за перепост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments